Зависть и ревность ребенка: трагические традиции

Древние как мир...

Конкурентные отношения между братьями и сестрами - вечный источник трагедий с ветхозаветных времен. Каин убит брата Авеля. Мотив убийства - соперничество братьев. Иаков избежал гибели от руки брата Исава только потому, что вовремя покинул отчий дом и скрылся в чужой земле. А сыновья Иакова так завидовали младшему брату Иосифу, что бросили его в яму умирать, а потом «смягчили» вынесенный Иосифу смертный приговор, продав его в рабство.

Что же рассказывает нам Библия о природе ревности? Во всех библейских случаях ревность являлась следствием поведения отца, выказывавшего предпочтение одному из детей. Каин зарезал брата Авеля после того, как Бог предпочел жертву, принесенную Авелем, жертве, принесенной Каином. А Исав стал мучиться ревностью вслед за тем, как мать помогла получить отцовское благословление его брату Иакову - своему любимчику. Иосифу же братья завидовали потому, что отец Израиль любил Иосифа больше других своих сыновей и «сделал ему разноцветную одежду», а потом не призвал любимчика к ответу, когда тот предавался дерзкому хвастовству.

Все эти библейские истории о ревности, зависти и мести свидетельствуют о том, что ревность является проблемой отношений между родителями и детьми с незапамятных времен. Давайте теперь разбираться, как помочь детям справляться с чувством ревности.

Рождение братика или сестрички: да это просто вражеское вторжение!

В отличие от родителей, дети не задаются вопросом, неужели мы способны ревновать родителей к своим братьям и сестрам? Детям прекрасно известно, что такое ревность и каковы ее проявления. Независимо от тщательности родительской подготовки появление младенца вызывает у его малолетнего брата или сестры чувство ревности и обиду. Никакие объяснения не могут убедить примадонну допустить в круг света сфокусированного на ней прожектора восходящую звезду, непрошеного(-ую) выскочку. Ревность, зависть, соперничество - появления этих чувств не избежать. Закрывать на них глаза или удивляться их проявлению - невежество, чреватое последствиями.

Появление младенца - рождение второго ребенка - это серьезный кризис в жизни первенца, если он еще маленький. Это перемена прежнего образа жизни на новый, совершенно неведомый. И не сентиментальность родителей, а их помощь нужна старшему ребенку в этот критический в его жизни период. Здесь нам следует по возможности ясно сознавать, какие чувства захватывают ребенка.

Сообщая благую весть маленькому человеку, самое лучшее - воздержаться от многословных объяснений и фальшивых заверений. Например, таких: «Мама и папа любят тебя так сильно, и ты такой замечательный, что им захотелось еще одного ребеночка, похожего на тебя. Это будет твой родной человечек. Ты будешь очень его любить. Ты будешь им гордиться. У тебя всегда будет с кем поиграть».

Такое объяснение не является ни убедительным, ни последовательным, ни честным. Оно может озадачить ребенка. Ребенок может подумать: «Если они меня действительно так сильно любят, как клянутся, зачем им другой ребенок? На самом деле я вовсе не так уж хорош и они хотят попробовать другую модель».

Что бы почувствовала жена, если бы в один прекрасный день муж пришел к ней и объявил: «Дорогая, я так тебя люблю, и ты такая замечательная женщина, что я решил привести в дом еще одну жену. Пусть живет с нами! Она будет помогать тебе по хозяйству, и ты не будешь чувствовать себя такой одинокой, когда я на работе. Уверяю тебя, запасов моей любви хватит и на двух жен». Почему-то кажется, супруга не зайдется от восторга, услышав о таком. Она задумается о том, что же в ней не так, почему она мужа не устраивает и с чего это он решил, что она мечтает делить его с другой женщиной. Скорее всего, ее замучает ревность и она почувствует себя нелюбимой.

Делить с кем-то любовь родителей или близкого человека бывает больно. Детский жизненный опыт научил ребенка пониманию того, что делиться означает получить меньше, как при дележе яблока или жевательной резинки. Одной этой перспективы - делить с кем-то родителей - достаточно для того, чтобы лишить ребенка покоя, но ведь речь идет еще и о вторжении в его жизнь!

Не стоит ожидать, что ребенок непременно порадуется появлению новичка в доме. Уже по мере развития материнской беременности худшие подозрения старшего Ребенка оправдываются. Он видит, что этот, пока еще не Рожденный уже целиком занимает его родителей. Отныне мать для него доступна не всегда. Она то болеет и лежит в постели, то устала и отдыхает. Обеспокоенный малыш не может даже посидеть у нее на коленях: пространство уже узурпировано этим, пока еще невидимым, но, тем не менее, постоянно присутствующим завоевателем. И отец, который вечно занят матерью, менее доступен в качестве партнера по играм и прочим достойным занятиям.

Водворение узурпатора

Сообщение о перспективе появления братика или сестрички не нуждается ни в помпе, ни в фанфарах. Достаточно поставить перед фактом: «В нашей семье появится еще один малыш». Какой бы ни была первая реакция ребенка, следует отдавать себе отчет в том, что у него на языке крутится много незаданных вопросов, а на сердце - груз скрываемых проблем. К счастью, мы, родители, располагаем возможностями помочь нашим детям пережить грядущий кризис. Ничего нельзя поделать с тем фактом, что новорожденный представляет собой угрозу для его братьев и сестер. А для единственного первенца это еще и посягательство на его уникальность. Ему появление нового малыша причиняет особую боль: ведь он не привык делиться с кем-то своими родителями. Будучи единственным предметом забот своих родителей, первенец и не может радоваться - появление новорожденного означает для него изгнание из садов Эдема.

Как бы там ни было, закалит или деформирует характер ребенка грядущий кризис, это зависит от мудрости его родителей и их умения ему помочь.

А сообщить ребенку об ожидаемом прибавлении в семействе можно так.

Пятилетняя Вирджиния, узнав о беременности матери, очень обрадовалась. Она тут же нарисовала в своем воображении радостную картину своей жизни с братиком. Мать не стала поощрять такое одностороннее мировосприятие: «Временами он будет нас радовать, временами - печалить.

Он может плакать не переставая всю ночь и действовать всем на нервы. Он будет писать в кроватку и пачкать подгузники. Мне придется его мыть, кормить и постоянно о нем заботиться. А ты можешь даже почувствовать себя лишней. И можешь меня к нему ревновать. И даже однажды сказать себе: «Она больше не любит меня, она любит этого своего малыша». Если ты когда-нибудь почувствуешь что-нибудь подобное - тут же ко мне подойди и расскажи мне о своих переживаниях. И я тебе покажу, как ты мне дорога. И ты больше не будешь сомневаться в том, люблю я тебя или нет».

Некоторых родителей такой ход пугает: «А вдруг начинишь голову ребенка опасными идеями?» Смею вас заверить, что такие «опасные» идеи вовсе не новы для ребенка. А разговор, подобный приведенному выше, создает у ребенка иммунитет против чувства вины, создает атмосферу доверия и взаимопонимания. Ребенок обречен быть обиженным на новорожденного. И лучший выход для ребенка - открыто рассказать нам о своих муках, а не страдать молча.

Откровенно о ревности: о ней лучше говорить, чем ее терпеть

Следующая история демонстрирует нам, каким образом мать может помочь своему сыну (в данном случае трехлетному Джордану) рассказать о своих опасениях в связи с появлением новорожденного.

До родов оставалось недели три, когда Джордан вдруг расплакался:

ДЖОРДАН: Я не хочу, чтобы в доме появился новый ребенок. Я не хочу, чтобы ты и мой папа играли с ним и его любили.

МАТЬ: Ты расстроен оттого, что в доме может появиться еще один мальчик. Тебе бы хотелось, чтобы он не появлялся.

ДЖОРДАН: Да! Я никого не хочу, кроме мамы, папы и Джордана.

МАТЬ: Тебя сердит одна только мысль о маленьком.

ДЖОРДАН: Да! Он заберет себе все мои игрушки.

МАТЬ: И ты даже немножко боишься.

ДЖОРДАН: Да.

МАТЬ: Ты говоришь себе, что мама и папа не будут меня так же сильно любить. У них не будет больше на меня времени.

ДЖОРДАН: Да!

МАТЬ: Послушай, Джордан. Ты был и остаешься для нас единственным Джорданом, и это делает тебя для нас совершенно особенным. И такую любовь, которую мы испытываем к тебе, мы никогда не испытаем ни к кому другому.

ДЖОРДАН: Даже к новому ребеночку?

МАТЬ: Никакой другой ребеночек не может заменить Джордана, поскольку каждый человек неповторим и уникален. Милый, в любое время, когда бы ты ни расстроился, когда бы ты ни засомневался в нашей любви к тебе - приди ко мне, расскажи мне о том, что тебя печалит, и ты убедишься в том, как я тебя люблю.

Когда братик родился, Джордан активно выражал ему свою нелюбовь: он щипал его, дергал за ножки, обзывал его. Мать увещевала его: «Младенцев нельзя обижать. Но ты можешь нарисовать своего братика, а потом разорвать свой рисунок на мелкие кусочки».

Когда дети подавляют чувство ревности, оно проявляется в скрытой форме, в виде характерных симптомов и нарушений дисциплины. Таким образом, когда ребенок ненавидит маленького брата или сестру, но ему запрещено выражать свои чувства, он может начать грезить, например о том, как выбрасывает младенца с десятого этажа. И такие фантазии могут настолько пугать самого мечтателя, что он порой начинает кричать во сне. И, проснувшись, он может даже подбежать к детской колыбели, чтобы удостовериться, на месте ли братик. И его радость увидеть младенца целым и невридимым так неподдельна, что родители могут принять чувство облегчения за проявление несомненной любви. Ночные кошмары - детский способ видеть в картинках то, что они боятся рассказать словами. Но для них лучше выразить свою ревность и страхи словами, чем мучить себя страшными видениями.

Вскоре после рождения сестренки у пятилетнего Уоррена начались приступы удушья. Родители Уоррена решили, что мальчик чересчур волнуется за сестру, «которую он любит до смерти» (возможно, это самое «до смерти» не такое уж большое преувеличение). Терапевт не нашел у мальчика никаких отклонений, объясняющих его астму, и направил его к психологу (в клинику психического здоровья), чтобы ребенок научился освобождаться от ревности и злости, выражая эти свои неприятные чувства словами, а не припадками удушья.

У некоторых детей-страдальцев, не способных говорить о муках ревности, начинаются приступы удушья и появляются высыпания на коже. Другие - мочатся в постель, изливаются в прямом смысле слова, потому что не могут излить свою душу в словах. Есть дети, которые ломают все подряд: ломают вещи вместо того, чтобы рассказать о своих обидах. Другие грызут ногти и в буквальном смысле рвут на себе волосы - но все это только трансформация их желания укусить и ударить своего младшего соперника. Ребенку необходимо рассказывать о своих чувствах, и тогда невротические симптомы исчезнут.

Родители в состоянии помочь своему ребенку заговорить и вскрыть плотину своих чувств.

МНОЖЕСТВО ЛИКОВ РЕВНОСТИ

Для начала родителям следует принять тот факт, что ревность имеет право на существование и что их ребенок прекрасно знает, что это за чувство, даже если проявления ревности у него трудно обнаружить неискушенным взглядом. У ревности множество линий, множество масок. Она может заявлять о себе постоянным желанием соревноваться со своими братьями и сестрами, равно как и полным отсутствием соревновательного азарта; ненасытной жаждой признания и беззубой кротостью, расточительной щедростью и крайней жадностью. Горькие плоды отравившей детство ревности, соперничества и конкурентной борьбы с братьями и сестрами затем так или иначе дают о себе знать во взрослой жизни. Они, например, проявляются в иррациональном поведении водителя, который, пребывая в постоянном соревновательном раже, пытается обогнать каждый автомобиль на дороге; или в поведении теннисиста-любителя, который не в состоянии принять свое поражение на корте; или в готовности поставить на кон жизнь, счастье и последнюю рубашку, лишь бы доказать свою правоту; или в желании сделать самый большой взнос, даже если сумма взноса превышает финансовые возможности дарителя. Те же горькие плоды обнаруживает и поведение человека, категорически избегающего соревнований; который чувствует себя проигравшим еще до начала поединка: всегда готов занять место с краю; никогда не отстаивает свои законные права.

Да, соперничество с братьями и сестрами сказывается на жизни ребенка в гораздо большей степени, чем родители в состоянии предположить. Оно неизгладимо уродует личность и корежит характер. Оно может стать лейтмотивом неудавшейся жизни.

ПРИРОДА РЕВНОСТИ

Ревность берет начало в детском стремлении быть для своих родителей единственным и самым любимым. Это крайне собственническое желание, не терпящее соперников. Когда рождаются братья и сестры, маленький ревнивей конкурирует с ними, пытаясь добиться эксклюзивной любви к себе обоих родителей. Конкуренция может быть открытой и скрытой, в зависимости от родительского отношения к ней. Некоторых родителей настолько раздражает соперничество детей друг с другом, что они просто наказывают за это. Иные родители проявляют невероятную изобретательность, стараясь предотвратить ревность. Они, в частности, не устают убеждать детей в том, что любят всех одинаково, а потому повода для ревности у них нет. Подарки, похвалы, поблажки, одежды, лакомства тщательно дозируются и соразмеряются под девизом «Все дети равны и одинаково любимы».

Однако ни один из подходов не избавляет от проявлений зависти. Ни одинаковые наказания, ни одинаковые поощрения не способны утолить жажду эксклюзивной любви. Поскольку такая жажда неутолима, искоренить ревность невозможно. Но от вашего к ней отношения и поступков зависит: будет ли ревность опасно пылать костром или едва тлеть, никому не причиняя вреда.

Обращение с ревностью: слова и установки, составляющие разницу

Как правило, поводом для ревности служат половые и возрастные различия между детьми. Старшему брату завидуют, потому что он пользуется большими привилегиями и большей независимостью. Младенцу завидуют, потому что о нем больше заботятся. Девочка завидует брату, потому что ему, по ее мнению, предоставляют больше свободы. Мальчик завидует сестре, поскольку той, как ему кажется, уделяют больше внимания. Ситуация принимает опасный оборот, если родители, неважно по каким соображениям, выказывают предпочтение детям определенного пола.

Родительскому любимчику (любимице) часто выпадает роль жертвы, если те, как в нижеследующей истории, осыпают избранника(-цу) подарками и чуть ли не поклоняются ему (ей). Родители, о которых идет речь, не только явно выражали предпочтение страстно и давно желанной девочке, появившейся на свет вслед за несколькими мальчиками, - они обязали сыновей, что называется, «отвечать за нее головой». Злясь главным образом на сестру, пользующуюся особыми привилегиями, а не на балующих ее родителей, братья сделали ее жизнь ужасной. К несчастью, неразрешенная проблема ревности, которую переживали братья, отравила не только их детство и детство сестры, - став взрослыми, братья не поддерживали отношения ни друг с другом, ни со своей сестрой.

Когда родители целиком переключаются на беспомощного младенца, не уделяя внимания, скажем, шестилетнему сыну, - муки ревности старшего ребенка, чувствующего себя обойденным родительской любовью, становятся еще интенсивнее. То же справедливо в ситуации, если один из детей удостаивается особого родительского внимания в силу определенных его качеств: пол, внешность, ум, музыкальные способности, умение себя вести и т.п.

Мы не сторонники уравниловки между старшими и младшими детьми. Наоборот, взросление должно сопровождаться умножением и привилегий, и ответственности. То есть старшим детям положено больше карманных денег, они могут позже ложиться спать и больше времени проводить с друзьями, чем младшие дети. Наделение привилегиями должно происходить открыто и даже в торжественной обстановке, чтобы и младшие дети видели свои перспективы. Они могут завидовать привилегиям старших. Родителям следует помочь малышам справиться с чувствами, демонстрируя им свое понимание:

«Тебе тоже хотелось бы подольше не ложиться спать».

«Ты мечтаешь поскорее стать постарше».

«Я все понимаю, тем не менее время ложиться спать».

Порой родители невольно усиливают чувство зависти и соперничества, требуя, чтобы один ребенок жертвовал чем-то ради другого: «Маленькому нужна твоя кроватка»; «Прости, но мы не сможем купить тебе коньки в этом году. С появлением нового ребенка наши траты увеличились».

В результате старший ребенок может почувствовать себя обделенным не только имуществом, но и любовью. Остроту лишений следует сгладить выражениями любви и признаниями достоинств.

Слова сострадания: чтобы ревность не разрушила

Нередко малыши, переживая ревность, не церемонятся. Они живо интересуются, умирают ли младенцы, предлагают отправить «этого» назад в больницу, а то и прямо в мусорный ящик. А более предприимчивые начинают военные операции против захватчика, принимаясь его изводить. Они могут «обнять» младенца мертвой хваткой - по-удавьи, используют любую возможность толкнуть, ущипнуть и дернуть. В экстремальных случаях ревнивец может причинить младенцу непоправимый вред.

Разумеется, родители не заинтересованы, чтобы старший ребенок расправился с братом или сестрой. Выходки садистского толка следует немедленно прекратить, они причиняют вред и жертве, и агрессору. Обоим детям нужны ваши внимание и поддержка. К счастью, обеспечивай безопасность младшего ребенка, не обязательно возмущать душевный покой старшего.

Старший ребенок дергает и тормошит брата-младенца? Вы застали его за этим занятием? Следует немедленно остановить обидчика и изложить ему его мотивы:

«Ты не любишь маленького». «Ты на него рассержен».

«А ну, покажи мне, как ты на него зол. Я хочу это увидеть»

Ребенку следует вручить большую куклу или лист бумаги с фломастерами. Пусть наказывает куклу или рисует злые каракули. Вы не диктуете ребенку, что ему делать. Ваша задача - нейтральное наблюдение и выражение симпатического ответа. Вас не шокирует детская свирепость. Чувства честны и имеют право на существование, чувствам позволительно быть какими угодно, а атака на куклу никому не может причинить вреда. Лучше излить накопившийся гнев символически - на неодушевленный предмет, чем обратить его против младенца или против самого себя, что проявляется в разрушающих здоровье реакциях. Ваш комментарий должен быть следующим:

«Вот теперь ты мне показал свою обиду!» «Мама теперь знает!»

«Когда бы тебя ни захватывал гнев, приди ко мне и все расскажи».

Такой метод эффективнее притупляет муки ревности, чем любые наказания, оскорбления или призывы к порядку. А вот другой «метод», изложенный ниже, никому пользы не принесет.

«Когда мать увидела, что ее четырехлетний сын Уолтер тащит за собой своего младенца брата, держа его за ножки, она взорвалась: «Да что с тобой происходит? Ты хочешь его убить? Хочешь убить своего брата? Ты что, не понимаешь, что можешь покалечить его на всю жизнь? Сколько раз я тебе запрещала доставать брата из кроватки? Не трогай его, не смей к нему прикасаться. Руки прочь!»

Такая реакция может только усилить затаенную обиду Уолтера. А какая же реакция матери имела бы смысл? Вот какая.

Мать говорит Уолтеру: «Младенцам не делают больно. Вот тебе кукла. Ты можешь волочить ее и тащить, сколько тебе угодно».

То же и в отношении детей постарше: родителям следует отзеркаливать им их чувство ненависти. Общаясь с ними, родители уже могут называть вещи своими именами

«Нетрудно догадаться, что малыш тебе совсем не по душе». «Тебе бы хотелось, чтобы его не было».

«Лучше быть единственным ребенком у мамы и папы».

«Ты не желаешь делить меня с кем-то».

«Ты страшно сердишься, наблюдая мою возню с этим сосунком».

«Тебе хочется быть со мной».

«Ты так рассердился, что ударил младенца. Я не могу тебе позволить его бить, но ты всегда можешь подойти ко мне и рассказать о своих чувствах, когда ощущаешь себя брошенным».

Уникальность или уравниловка: любовь к каждому неповторима

Попытки родителей одинаково относиться к каждому ребенку кончаются их размолвкой со всеми детьми.

Трудно найти предприятие, более обреченное на провал, чем порционирование «по справедливости». Если мать не решается дать самое большое яблоко или крепче обнять какого-нибудь из детей из страха травмировать других, жизнь становится невыносимой. Усилия, затрачиваемые на то, чтобы постоянно соразмерять раздаваемые материальные блага или чувства, изводят и опустошают. Дети вовсе не жаждут того, чтобы родители распределяли свою любовь равными дозами: им надо, чтобы их любви уникально, а не универсально. Им требуется ощущение своей неповторимости, а не одинаковая дозировка.

Вы не можете любить всех своих детей одинаковой любовью, и нет нужды притворяться, что это так. Вы любите каждого ребенка по-особому, и это - нормально.

Чем больше вы стремитесь не допустить ощущения дискриминации, тем больше становится насторожен каждый ваш ребенок в отношении любых моментов неравенства. И вот уже вы с удивлением обнаруживаете, что невольно приняли оборонительную позицию, а дети уже испустили свой любимый воинственный клич: «Это не честно!» - и пошли в атаку. И вам не до смеха.

Нам, взрослым, нельзя поддаваться на детскую пропаганду. Давайте перестанем искать смягчающие нашу вину обстоятельства, доказывать собственную невиновность, отводить их обвинения.

Не поддавайтесь искушению защищать собственную позицию. И не позволяйте втянуть себя в дискуссию о справедливости или несправедливости нашего решения. И главное, не позволяйте себе рационизировать или порционно проявлять дозы вашей любви во имя справедливости.

Лучше выражайте всю неповторимую уникальность ваших взаимоотношений с каждым ребенком в отдельности. И пусть нас не волнует, насколько это справедливо и насколько равновелика ваша любовь к другим. Неважно, сколько минут или часов вы можете сейчас посвятить этому конкретному вашему детищу, главное в этот момент - полностью отдаваться общению именно с ним, сколько бы оно ни длилось. В течение всего этого времени пусть мальчик чувствует, что он для вас - единственный и неповторимый ваш сын (а девочка - единственная и неповторимая ваша дочь). Если вы вместе куда-то пошли с одним ребенком, забудьте свои заботы о других детях; воздержитесь на это время говорить о них или выбирать им подарки. Чтобы общение запомнилось и принесло свои плоды, ваше внимание к тому ребенку, с которым вы сейчас, должно быть безраздельным.

Если ребенок ощущает, что он для вас совершенно особый и ваша любовь к нему индивидуальна, он воспрянет духом, он умиротворяется. Когда вы цените каждого своего ребенка как уникального и неповторимого человека - каждый ваш ребенок обретает поддержку и уверенность в себе.

Развод и повторный брак: еще один повод для ревности

Дополнительный повод для ревности появляется у ребенка разведенных родителей. В ситуации, когда он очень привязан именно к тому из родителей, с которым остался жить, жизнь вроде бы протекает вполне безмятежно. По крайней мере, до тех пор, пока тандем «родитель - ребенок» не нарушает некто третий - в данном случае взрослый человек, проявляющий интерес к родителю ребенка.

Нет ничего необычного в том, что после того, как один из родителей покинул семью, ребенок чувствует себя беззащитным. Позиция его такова: «Если родитель смог меня покинуть, то же может сделать и другой». Результат - детская зацикленность на оставшемся родителе. Ребенок способен отслеживать любое поползновение единственного родителя, угрожающее тем, что он намерен соединиться с другим взрослым. Ребенок, как может, препятствует свиданиям родителя, закатывает истерики, пока папа или мама ведет с кем-то задушевные беседы по телефону, и бывает особенно нетерпим, когда новая родительская пассия заявляется в гости. Меньше всего на свете он готов делить своего родителя с каким-нибудь незнакомым взрослым.

Как быть в такой ситуации одинокой маме или одиночке отцу? Папе или маме следует понять мотив поведения ребенка, обусловленный душевной травмой (развод родителей), и, отражая переполняющие ребенка чувства, вызвать его на откровение:

«Да, тебе сейчас совсем не просто. Послушай, прав ли я, оценивая сложившуюся ситуацию. Сначала тебе пришлось привыкать к тому, что папа (или мама) живет отдельно от тебя и что мы не втроем, а с тобой вдвоем. А теперь тебе опять приходится перестраиваться. В твоей жизни появляется еще один взрослый - на этот раз абсолютно не знакомый тебе человек!»

«Ты опасаешься того, что я если влюблюсь в кого-то, то разлюблю тебя».

«Ты боишься, что между нами встанет кто-то».

«Тебя беспокоит мысль о том, что я могу тебя оставить и уйти с этим новым дядей (тетей)».

«Ты считаешь, что мне не должно хотеться ничьей больше любви, кроме твоей».

«Ты не желаешь делить меня с незнакомым тебе человеком».

«Ты мечтаешь, чтобы этот человек удалился и мы снова зажили бы с тобой как прежде».

Только родительская любовь и понимание способны умерить страхи ребенка и помочь ему принять новую любовь папы или мамы.

Категории статей