Подводим итоги: что значит быть родителем

В чем заключается основная задача родителей? Помочь ребенку вырасти и стать достойным человеком - то есть личностью, способной сопереживать, полноценно любить, нести ответственность и проявлять заботу. Каким образом можно сделать ребенка гуманным? Лишь гуманными методами. Признанием того, что сам процесс и есть метод. Что цель не оправдывает средства. Что в своем стремлении добиться от ребенка послушания мы не должны его подавлять, ломать, обижать.

Ребенок учится на собственном опыте. Он подобен пластичной глине - каждое достигающее ребенка слово оставляет след. Именно поэтому важно, чтобы родители научились говорить с детьми, не выводя их из себя, не причиняя им боль, не унижая их человеческое достоинство, не вынуждая разувериться в себе и собственных возможностях.

Родители задают тон в доме. То, как они реагируют на проблему, определяет, обострится она или рассосется. Вот почему родителям необходимо отказаться от языка запретов и выучить язык принятия. На самом деле все прекрасно знают, о каком языке идет речь. Этим языком говорят взрослые, общаясь с гостями и незнакомыми людьми. Этот язык считается с чужими чувствами и не критикует поведение другого человека.

Студент медицинского колледжа, одетый в потертые джинсы, переходя улицу, едва не угодил под кэб. Водитель кэба, вне себя от гнева, принялся его отчитывать: «Проклятый бродяга, тебе что, жить надоело? Куда прешь? Смотреть надо!»

Молодой человек выпрямился во весь свой рост и спокойно осведомился: «Как вы смеете так разговаривать с доктором!» Водитель стушевался и извинился.

Если родители научатся беседовать со своим ребенком так же уважительно, как они разговаривают с врачами, им вряд ли удастся спровоцировать свое чадо на скандал и даже вывести его из себя.

Томас Манн, лауреат Нобелевской премии по литературе, однажды сказал: «Речь - сама по себе цивилизация». Да, словами можно облагораживать, а можно и понуждать к дикости, словами можно искалечить, но можно и исцелить. Родители должны научиться говорить с ребенком на языке сострадания, на языке, утоляющем боль любовью. Родители должны уметь находить слова, выражающие всю полноту чувств и меняющие настрой ребенка. Родители призваны поощрять в ребенке его добрую волю, а родительские ответы - прояснять ситуацию при том, что всем своим существом родителям следует излучать уважение к ребенку. Окружающий ребенка мир апеллирует к его разуму, отец или мать - к сердцу. Если, конечно, родители научились говорить с ребенком тем языком, который выражает их неподдельный интерес к его нуждам и чувствам Тем самым родители способствуют созданию у ребенка положительного образа себя (в результате он чувствует себя защищенным и растет уверенной в себе личностью). а кроме того, он будет уважать своих родителей.

Однако перейти с привычного способа общения на язык, выражающий заботу и внимание, не так легко. Вот, к примеру, случай м-ра Блума.

М-р Блум был участником учебной группы для родителей, которым хотелось освоить более эффективный (и более щадящий!) способ коммуникации с детьми. Наша беседа состоялась после того, как м-р Блум уже побывал на нескольких занятиях.

М-р БЛУМ: Получается, все, что я говорил своему ребенку, - неправильно. При этом - так мне кажется - мне будет совсем не просто изменить стиль воспитания.

Д-р ГИНОТТ: Разумеется, менять точку зрения и осваивать новые методы отнюдь не легко.

М-р БЛУМ: Дело не только в этом. Хотя, как выяснилось, я не уважал своего ребенка и не считался с его чувством собственного достоинства. Ничего удивительного в том, что он не слушает то, что я ему говорю, - какое там уважение! Д-р ГИНОТТ: И теперь вы вините себя, упрекаете себя в том, что вам следовало не совершать ошибок. Есть ли в этом смысл?

М-р БЛУМ: Думаю, вы правы. До тех пор, пока я виню себя, я виню также своего ребенка, вместо того чтобы учиться говорить с ним по-другому. Думаю, мне пора прекратить обвинения и попытаться изменить язык общения с ним. Может быть, стиль общения родителей с детьми, выражающий внимание и заботу - тот язык, за который вы ратуете, - именно то, что поможет мне изменить к лучшему отношения с ним.

Когда родители прикладывают усилия, дабы даже свое недовольство детьми выражать сдерживая эмоции и вежливо, - дети, уловив разницу, стараются отвечать им тем же манером.

М-р Браун взял свою девятилетнюю дочь Дебби с собой на работу в тот самый день, когда в офисе красили стены.

М-р БРАУН: Меня сводит с ума запах краски и вся эта пыль. Все перевернуто вверх дном.

ДЕББИ: Тебе наверняка ужасно трудно работать в таких условиях. Какой кавардак!

М-р БРАУН: Именно.

ДЕББИ: А тебе понравилось то, что я тебе сказала?

М-р БРАУН: Да, понравилось. Я подумал: «Дебби понимает то, что я чувствую».

ДЕББИ: Вот и ты говоришь со мной так в последнее время. Я это заметила.

Тем не менее родителей необходимо предостеречь. Не следует ожидать, что ваши дети окажутся способными сразу оценить предложенный вами новый язык общения друг с другом. Дети могут настаивать на том, чтобы родители по-прежнему сами решали возникшую проблему, вместо того чтобы демонстрировать сочувственное понимание. Вот рассказ одной мамы.

Как-то одиннадцатилетний Ноа начал жаловался матери на семилетнего брата Рона.

НОА: Я сыт по горло Роном. Он врет, жульничает и постоянно мне мешает.

МАТЬ: Наверняка это действует тебе на нервы. Ты проводишь целый день в школе, вечером, усталый, возвращаешься домой, но отдохнуть не удается: дома - брат, который делает все, чтобы тебя доконать.

НОА: К чему это повторять. Я знаю, как я себя чувствую. Мне не нужно об этом говорить.

МАТЬ (спокойно, не давая отпора): Когда кто-то угадывает мое состояние, я чувствую, что меня понимают.

НОА (распаляясь): Но я и без того знаю, что ты меня понимаешь. Мне кажется, ты слишком серьезно относишься к занятиям с Доктором Гиноттом. Ты переменилась. И мне это не нравится.

МАТЬ: Скажи, чем тебе помочь?

НОА: Ты должна накричать на Рона. Ты вообще должна больше его воспитывать.

МАТЬ: Но я все больше убеждаюсь в том, что криком делу не поможешь.

НОА: А я хочу, чтобы ты наказала Рона.

МАТЬ: Это раньше я могла на него накричать, но с этим покончено. Именно эта перемена во мне так тебе не нравится. Но я все больше и больше верю в тебя, в твою способность решать свои собственные проблемы.

НОА: А как быть с враньем Рона? Я сыт его враньем по горло.

МАТЬ: Не ранее чем прошлым вечером твой отец рассказал мне, что страшно рассердился на Рона за его вранье и что не кто иной, как его сын Ноа его успокоил. Ноа напомнил отцу, что вранье Рона - это, скорее всего, возрастное, преходящее явление. Где это видано, чтобы одиннадцатилетний сын наставлял своего отца сохранять спокойствие и не выходить из себя, реагируя на плохое поведение ребенка?

НОА: Думаю, мой совет папе помог. Вдруг у меня получится помочь и себе.

Совсем не просто удержаться и не отреагировать привычным способом на докучание ребенка, когда он тебя к этому вынуждает. Эта мать не позволила своему сыну Ноа распорядиться ее настроем и заставить ее вернуться к прежнему варианту поведения. Эта мать контролировала свое поведение и чувствовала себя уверенно. Она, признав затруднительность положения сына, не пыталась оправдываться и не поддалась на его требование решить за него его проблему. Вместо этого она помогла сыну укрепить его веру в то, что он сам в состоянии решать свои проблемы, то есть помогла сыну повзрослеть.

Дисциплина: разрешаем чувства, ограничиваем поведение

Родители часто спрашивают, являются ли методы, рекомендованные этой книгой, лояльными или строгими с точки зрения дисциплины. Строгость рекомендуется, когда речь идет о непослушании. Однако любые чувства, мечты, желания и фантазии разрешаются, то есть по отношению к ним - полная лояльность, независимо от того, какие они - положительные, отрицательные или амбивалентные (противоречивые). Дети, как все прочие люди, не могут заказывать чувства. Ребенок испытывает разнообразные желания, гнев, страх, печаль, отвращение, чувство вины. Будучи не в состоянии выбирать эмоции, ребенок несет ответственность за то, при каких обстоятельствах и каким образом он эти эмоции выражает.

Неприемлемое поведение не приемлемо. Заставлять ребенка вести себя надлежащим образом - непосильная задача. Тем не менее многие родители продолжают мучить себя вопросами: как заставить Марка помогать по дому? Как принудить Фредди корпеть над домашними заданиями? Как склонить Грейс к тому, чтобы она убрала свою комнату? Как убедить Кон ни возвращаться домой вовремя? Как возложить на Ивана хоть какие-то обязанности?

Родителям следует признать всю тщетность усилий пилить и склонять. Принудительные меры лишь усугубляют обиду и усиливают желание сопротивляться. Чрезмерное давление усиливает сопротивление. Вместо того чтобы навязывать ребенку свою волю, лучше оказывать на него влияние, учитывая собственную точку зрения ребенка и привлекая его к решению собственных проблем.

Пример: «Фредди, учитель сообщил нам, что ты не выполняешь домашние задания. Не мог бы ты нам подсказать, в чем заключается проблема? Можем ли мы тебе как-нибудь помочь?»

Неважно, что ответит родителям 11-летний Фредди. Важно то, что родители инициировали диалог, в ходе которого будет выявлен источник проблемы, и тем самым помогли Фредди принять на себя ответственность за выполнение домашних заданий.

Ребенок нуждается в четком разграничении того, что такое приемлемое и неприемлемое поведение. Детям без родительской помощи трудно не поддаться импульсивности и напору желаний. Понимание пределов допустимого усиливает у ребенка ощущение безопасности.

Надо учитывать, что устанавливать правила, определять запреты и обозначать границы - проще, чем требовать их соблюдения. Родители склонны поддаваться искушению проявить снисхождение, когда ребенок нарушает правила. Всякому хочется, чтобы его ребенок светился от счастья. А родитель, запрещающий ребенку нарушить правила, рискует впасть в немилость: ребенок может демонстрировать родителю свою нелюбовь, и тот будет мучиться чувством вины.

«Вечером никакого телевизора!» - заявил отец, когда десятилетний сын закончил смотреть детскую программу. Стивен вышел из себя и заорал: «Это нечестно! Если бы ты меня по-настоящему любил, ты бы разрешил мне посмотреть мою любимую передачу, которая только что началась!»

Отец испытывал искушение поддаться. Ему было совсем не просто отказать сыну, несмотря на его отчаянные мольбы. Но отец решил не создавать прецедента, он настоял на соблюдении установленных правил.

Трудно заставить ребенка соблюдать установленные правила, поэтому родители стараются расставлять приоритеты, предпочитая при этом вводить как можно меньше правил.

Воспитатель может быть и заботливым, и эффективным

Ниже изложены некоторые принципы эмпатической коммуникации. Они могут помочь родителям сочетать заботу о ребенке и последовательность в процессе его воспитания.

  • Мудрость начинается с умения слушать и слышать. Заинтересованное слушание того, что говорит ребенок, помогает родителю распознать подлинные детские чувства, которые стоят за его словами; старайтесь услышать то, что ребенок чувствует и переживает в настоящий момент, понять его точку зрения и постичь суть его сообщения.

Родителю следует распахнуть ум и сердце, чтобы оказаться способным выслушать любую правду, приятную и неприятную. Многие родители предпочитают не слушать именно потому, что они боятся услышать то, что им может не понравиться.

Если вы не создадите в беседе с ребенком позитивную атмосферу, поощряющую рассказывать вам обо всем, что его волнует, не ждите от ребенка правдивости и искренности: он будет рассказывать вам лишь то, что вы желаете слышать.

Как же создать доверительную атмосферу в беседе с ребенком? Важно правильно реагировать на неприятную правду. Так, нижеследующие родительские комментарии отнюдь не способствуют открытости ребенка:

«Что за дурацкая идея!» (пресечение и унижение)

«Откуда такая ненависть! Не я виноват(-а) в твоих проблемах!» (отторжение)

«Ты всегда сначала делаешь, потом думаешь» (критика, навешивание ярлыков)

«С чего это у тебя такая мания величия?» (унижение)

«Больше ни слова об этом!» (гнев и пресечение)

Вместо этого следует продемонстрировать принятие к сведению и признание: «Ах, вот оно в чем дело! Спасибо за доверие. За то, что поделился со мной своими сильными чувствами... Вот, значит, в чем заключается твое мнение. Спасибо, что обратил на это мое внимание». Принятие к сведению - вовсе не выражение согласия. Это всего лишь уважительный способ установить взаимный контакт - начать диалог с ребенком, принимая его заявление всерьез.

  • Не отказывайте в правомерности детскому восприятию, не ставьте под сомнение чувства ребенка, не закрывайте глаза на его желания, не высмеивайте его вкус, не ищите злого умысла в том, что он говорит, не черните его характер, не оспаривайте его опыт. Вместо этого принимайте все к сведению.

Подойдя к бассейну, восьмилетний Роберт отказался в него прыгнуть. «Какая холодная вода! - закричал он. - Я же простужен!» «С водой все порядке, - ответил отец. - Это ты - не в порядке. Вода подогрета, просто у тебя замерзли ноги. Ты перепуган, как заяц, и кричишь, как младенец. У тебя сильный голос, а вот характер - слабый».

Отец этим своими словами отказал в правомерности восприятию сына, оспорил его опыт, поставки под сомнение его чувства и очернил его характер.

А вот другой ответ, признающий правомерность чувств ребенка.

«Ты, возможно, сегодня не очень хорошо себя чувствуешь, поэтому вода кажется тебе холодной. Сейчас у тебя вовсе нет желания прыгать в бассейн».

Такой ответ взрослого уменьшает в ребенке желание сопротивляться. Ребенок понимает, что с ним считаются, что его уважают, его слова воспринимают всерьез, его ни в чем не винят.

Когда десятилетняя Мэри пожаловалась матери: «Суп пересолен», мать автоматически отказала восприятию дочери в правомерности и отреагировала: «Вовсе нет! Я, можно сказать, суп вообще не солила!»

А если бы эта мать научилась считаться с восприятием дочери, она бы ответила:

«Да, на твой вкус суп пересолен?»

Считаться с мнением - вовсе не означает соглашаться с ним. Это всего лишь проявление уважения к мнению ребенка или, как в данном случае, признание возможности своеобразия его вкусовых ощущений.

  • Не критикуйте, а направляйте. Указывая на проблему, предлагайте возможные решения. Не говорите ребенку ничего негативного о его личностных качествах.

Мать обратила внимание на то, что книга, взятая дочерью в библиотеке, просрочена. Она расстроилась и принялась распекать дочь: «Ты такая безответственная. Ты откладываешь дело со дня на день, пока не забудешь. Почему ты вовремя не вернула книгу в библиотеку?»

А желая направить, мать просто указала бы на проблему, тут же предложив решение:

«Эту книгу нужно вернуть в библиотеку. Она просрочена».

  • Разгневавшись, описывайте то, что видите, что чувствуете и чего ожидаете. «Как я зол (зла)! Я очень раздражен (раздражена)! Я просто вне себя! Я очень рассержен (рассержена)!» Не нападайте на ребенка.

Когда отец Билли увидел, что его четырехлетний сын бросается камнями в друга, он не стал оскорблять и стыдить своего ребенка, он воздержался от комментариев типа: «Ты что, сошел с ума? Ты же мог искалечить друга! Ты этого добиваешься? Ты просто жестокий ребенок!» Вместо этого отец произнес громко и четко: «Я сердит и встревожен. Камнями в людей не бросают. Людей бить нельзя».

  • Хваля ребенка, то есть желая высказать ему, что вы цените его или его усилия, адресуйте похвалу только его действиям и поступкам. Не давайте оценку чертам характера.

Бетти, 12 лет, помогала матери разбирать шкафы на кухне. Ее мать, желая похвалить Бетти, не использовала оценочных прилагательных. Она не говорила: «Ты умеешь работать. Ты - хорошая помощница. Ты - просто умничка. Ты умеешь замечательно убирать». Вместо этого она подвела итог тому, что сделала Бетти: «Вся посуда и все стаканы аккуратно расставлены по местам. Теперь я сразу могу найти то, что мне надо. Ты проделала большую работу и прекрасно с ней справилась. Спасибо!» Материнские слова признания позволили самой Бетти сделать вывод: «Маме нравится моя работа. Я умею работать».

  • Учитесь говорить «нет!» щадящим образом, не лишая ребенка его мечты, возможности ее реализации. Детям трудно отличать необходимое от желаемого.

Пока сохраняется интерес, все, о чем ребенок ни попросил бы, представляется ему необходимым: «Купишь мне новый велосипед? Он мне очень нужен. Купи, пожалуйста!» Ребенок в магазине игрушек: «Я хочу вот этот грузовик. Ну, пожалуйста, купи мне его!» Как быть родителю? Что отвечать? По возможности не отрезать: «Нет!

Ты знаешь, мы не можем себе этого позволить». Ваш отказ будет для ребенка менее болезненным, если вы, по крайней мере, признаете правомерность его желания, выражая ребенку понимание:

«И мне тоже хотелось бы купить тебе новый велосипед! Я знаю, какое ты получил(-а) бы удовольствие от езды на велосипеде. Как это было бы здорово! К сожалению, сейчас у нас нет денег на такую покупку, но я попробую договориться с папой. Возможно, к Рождеству мы что-нибудь придумаем».

Это гораздо лучше, чем:

«Ты хочешь всего, что видят твои глаза. Нет, ты не получишь велосипед, перестань выпрашивать».

Семнадцатилетняя Элизабет спросила мать: «Можно я надену твои серьги с бриллиантами на выпускной вечер?» - «Разумеется, нет! - вскипела мать. - Ты же знаешь, я никому не дам свои серьги. А вдруг ты их потеряешь?»

Отказ бы не так обижал, если бы выражал понимание желания дочери:

«Как бы мне хотелось располагать еще одной парой сережек с бриллиантами! Тогда я могла бы отдать их тебе. Может быть, тебе подойдет что-нибудь другое из моих украшений?»

Родителям трудно отказывать ребенку. Им бы хотелось удовлетворять его желания. Ведь приятно видеть свое чадо довольным. Именно поэтому родители так раздражаются и расстраиваются, когда ребенок выражает желание, которое они не могут удовлетворить. И именно поэтому родители проявляют такую жесткость, когда им приходится говорить ребенку «нет!». Признавая правомерность желания ребенка и не раздражаясь при этом, вы тем самым предоставляете ему возможность выражать свои чувства.

  • Предоставьте ребенку право голоса и право выбора в вопросах, которые затрагивают его индивидуальные особенности (и особенности его организма).

Ребенок зависим от своих родителей, а зависимость чревата враждебностью. Дабы избежать излишнего напряжения и неприязни, следует предоставить ребенку возможность самоутверждения. Чем шире его автономия, тем менее напряжены отношения. Чем чаще ребенку позволяют совершать его собственный выбор, тем меньше у него претензий к родителям.

Даже малышей можно поставить перед альтернативным выбором: «Тебе тост с джемом или с маслом?» Или: «Ты должен оказаться в постели между семью и восьмью. Сам решай, когда ляжешь спать». Что значит для ребенка иметь выбор? Ребенок может сказать себе следующее: «Мои родители считаются с моими желаниями. И я сам могу что-то определять в своей жизни. Я - личность. Я - значу».

Вот какое письмо пришло в редакцию в качестве отзыва на мою газетную колонку, где я призывал родителей предоставить детям возможность выбора:

«В одной из своих статей вы напомнили нам, родителям, о том, что даже маленьким детям следует предоставлять возможность хоть какого-то выбора. Вот именно за этот ваш совет я хочу вас особенно поблагодарить. Потому что сказанное вами справедливо и для ситуаций на противоположном конце жизни, когда пожилой человек снова становится беспомощным, как маленький ребенок.

Я ухаживал за своим восьмидесятилетним умирающим от рака отцом. Наблюдая его депрессию по причине полной от меня зависимости, я вспоминала ваши слова: «Как ужасно быть лишенным возможности самостоятельно контролировать свою жизнь». Я подумала, что его отчаяние несколько умерится, если предоставить ему возможность хоть какого-то выбора. Оказалось, что ситуаций, позволяющих и даже требующих от него выражения собственного мнения, не так уж мало. Таких, например, как: «Нужна ли ему моя помощь в туалете (стыдливость, вообще говоря, в определенных ситуациях невозможна, но он вправе принимать здесь решение). Желает ли он, чтобы я говорила с ним или ему лучше, чтобы я вела себя тихо? Хочет ли он перекусить? Как он отнесется к тому, чтобы его навестили внуки?»

Элементарные вопросы, но они давали ему возможность выбора. Я также чувствовала, что, предоставляя ему возможность решать самому, я способствую установлению между нами отношений особого доверия, которого я больше всего боялась лишиться. Очень надеюсь, что я хоть в какой-то степени помогла ему облегчить, увы, не боль, но бремя умирания».

Категории статей